Рецензия на Альманах - Эволюция (выпуск 3, 2010 г.)
sabcor Савинова Александра Борисовича Личный сайт мировоззрение sabcor@mail.ru новости статьи гостевая

РЕЦЕНЗИЯ на Альманах «Эволюция» (выпуск 3, 2010 г.)2010-12-01 21:38:59

Очередной (третий) выпуск Альманаха «Эволюция» его редакторами – Л.Е. Грининым, И. В. Ильиным, А.В. Коротаевым и А.В. Марковым – охарактеризован как третий шаг на увлекательном, чрезвычайно важном, но и сложнейшем пути к эволюционной мегапарадигме.

Настоящий выпуск Альманаха имеет подзаголовок «Дискуссионные проблемы глобальных эволюционных процессов», который действительно соответствует содержанию книги. В ней живо обсуждаются сложнейшие и дискуссионные проблемы эволюции «темной материи», цивилизации, роста генома, сигнальных систем, языка и др. на стыке многих научных направлений: теории биологической эволюции, физики, кибернетики, истории, философии, психологии и др. Представляется очень важной демократичная позиция создателей Альманаха представить на суд читателей статьи авторов с разными подходами к рассмотрению и решению эволюционных проблем.

В этом ракурсе большой интерес и желание дискутировать вызывает статья «Темная сторона» универсальной эволюции», которую представил известный философ и методолог науки А.Д. Урсул. Указанная статья отличается тем, что ее автор пытается кардинально изменить сложившуюся научную картину мира. Он по существу утверждает, что наше бытие в глобальном аспекте не столько связано с явлениями движения и развития материи, сколько с господствующими в ней покоем и стабильностью. По мнению автора статьи «наука, хотя и в дискуссионной форме, принимает гипотезу о существовании очень стабильной части Вселенной». Эту часть А.Д. Урсул в обобщенном виде именует «темной материей, состоящей из двух основных форм – темной энергии и темной массы» (с. 19). Причем, как указывает А.Д.Урсул, «во Вселенной темные компоненты составляют 96–97% всего материального содержания мироздания», и эти компоненты «невидимы в отличие от светящейся, или видимой, Вселенной и сохраняются в той или иной степени в слабо либо вообще неэволюционной форме на фоне четко выраженной эволюции вещества» (с. 19). Эта концепция предполагает, что материя может существовать без движения и развития. Указанные положения автор статьи развивает в весьма спорные представления о «неуниверсальности» универсальной эволюции. В связи с этим вспоминается, что любой покой относителен, следовательно, движение, развитие, а вместе с ними и эволюция универсальны. Поэтому вряд ли можно согласиться с автором статьи в том, что «научная картина мира … может существенно трансформироваться» (с. 25). Однажды, в силу недостаточности наших знаний, философам уже представлялось, что, например, материя может исчезать. Однако последующие исследования этого не подтвердили.

Интересна, хотя также не бесспорна, статья В. С. Голубева «Социоприродное развитие как междисциплинарная проблема». В статье фигурирует понятие «структурная энергия», которое является основным в развиваемом автором статьи направлении – эргодинамике. При этом «структурная энергия в эргодинамике отождествляется с работой, которая совершается при образовании изучаемого объекта из простых веществ» (с. 49). Далее В. С. Голубевым затрагивается проблема устойчивости биосферы. По мнению автора статьи, «основное влияние на устойчивость биосферы оказывают два антропогенных процесса: изъятие человеком продукции естественной биоты (в основном, за счет введения земель, ранее занятых естественными экосистемами, в хозяйственный оборот); сжигание ископаемого топлива, в результате чего в атмосферу поступает углекислый газ – «пища» растений» (с. 51). Полагаю, что к этим факторам необходимо добавить ещё два, весьма существенных: 1) масштабное привнесение в биосферу ксенобиотиков, т.е. синтетических веществ, не характерных для природы (прежде всего пестицидов, детергентов), оказывающих токсическое воздействие на живые организмы, а также вызывающих у представителей биоты мутагенные, канцерогенные, тератогенные и аллергенные эффекты; 2) масштабное замусоривание ряда регионов биосферы синтетическими отходами, фактически не включаемыми в биотический круговорот. В статье В. С. Голубева предпринята попытка рассмотреть феномен жизни с использованием понятий равновесие и неравновесие. Автор статьи в результате приходит к следующему выводу: «Таким образом, жизнь – это триада: и равновесие, и неравновесие, и движение к равновесию одновременно. Эволюция же выступает как средство сохранения равновесия при изменяющихся условиях среды. Если эти изменения обусловлены функционированием самих живых систем, то эволюция принимает характер «самодвижения» (с. 60). При этом В. С. Голубев полагает, что «одни … живые организмы сохраняются неизменными на протяжении геологического времени. Другие, наоборот, эволюционируют, адаптируясь к изменяющимся условиям среды. Популяции и экосистемы могут как сохраняться неизменными, так и менять свою численность и состав» (с. 55). Вряд ли можно согласиться с подобными утверждениями. Они напоминают утверждения некоторых ученых о том, что, например, «эволюция человека остановилась». Либо автор статьи не очень корректно использует ряд понятий, либо он действительно полагает, что филогенез живых организмов, популяций и экосистем может «останавливаться». Почему-то не учитываются ни популяционные волны, ни сукцессии как имманентные формы развития биосистем популяционного и экосистемного уровней. Развитие, эволюция непрерывны, могут меняться лишь их темпы. Не бесспорны, хотя и интересны, рассуждения автора об «экзогенной» и «эндогенной» информации, в частности в биосистемах. В. С. Голубев, как и многие другие исследователи, справедливо полагает, что на современном этапе развития науки синтетическая теория эволюции не соответствует достигнутому уровню знаний. Автор статьи видит следующий выход из создавшейся ситуации: «В качестве новой эволюционной парадигмы (применительно не только к биосфере, но и к Экосу, то есть системе «природа – общество – человек» в целом) нами предлагается рассматривать устойчивое развитие. Исходя из физической сущности понятия «устойчивость», под устойчивым понимается тип развития, при котором увеличивается «запас устойчивости» системы по отношению к внешним воздействиям, способным вывести ее из состояния динамического равновесия. Устойчивое развитие жизни на Земле следует рассматривать как заданность, как эмпирическое обобщение, основанное на факте неизменного существования жизни, несмотря на все геологические катаклизмы и стихийные бедствия» (с. 60). Несомненно, в этих положениях есть рациональное зерно, однако ничего не говорится о проблеме многих других факторов филогенеза.

Интересная статья С.Н. Гринченко «Теории биологической эволюции и кибернетика: новый синтез» сопровождается отзывом на нее А.В. Маркова «О статье С.Н. Гринченко «Теории биологической эволюции и кибернетика: новый синтез». С.Н. Гринченко высказывает ряд положений, которые вызывают вопросы и замечания и у рецензента, также развивающего кибернетический подход к исследованиям организации, функционирования и эволюции биосистем (см., например, А.Б. Савинов. Биосистемология (системные основы теории эволюции и экологии). Н. Новгород: Изд-во ННГУ, 2006. 205с.). Мне представляется, что сложности во взаимопонимании между представителями разных научных направлений коренятся, во-первых, в разном осмыслении исходных положений этих направлений. В рассматриваемом случае «повинны» «отцы-основатели» кибернетики, которые изначально не дали однозначных определений многим кибернетическим понятиям, создали различные модели элементарных кибернетических систем. Это обусловило широкий спектр представлений у последователей кибернетического подхода к исследованию организации, функционирования и эволюции биосистем. Эта ситуация усугубляется второй, банальной причиной: мы обычно «грешны» тем, что мало изучаем труды своих коллег, работающих в одной научной области с нами. Рецензент не разделяет мнения некоторых коллег, считающих, что они обязаны рассматривать лишь те публикации, с содержанием которых сами согласны или которые находятся в «центральных» журналах (изданиях).

Говоря о статье С.Н. Гринченко, я соглашаюсь с А.В. Марковым в том, что первый автор (видимо, в силу специфики своей профессиональной деятельности) недостаточно хорошо знаком с рядом биологических понятий (организм, клетка, биогеоценоз), смысл которых он пытается радикально изменить, «адаптировать» для своей концепции. Однако я не могу согласиться с А.В. Марковым в том, что эволюционистам-рационалистам следует полностью отмежеваться от того подхода в эволюционистике, в соответствии с которым одним из важнейших эволюционных факторов является активность живых организмов. Другое дело, что С.Н. Гринченко, как и ряд эволюционистов (А.П. Хохряков, Ю.В. Чайковский, А.Г. Зусмановский), признающих роль указанного фактора, не дают определения понятия «активность». Ранее рецензент попытался это сделать и дал такое предварительное определение:

«В общем смысле активность системы (в том числе живой) можно определить как степень и характер ее взаимодействия (в количественном и качественном аспектах) с окружающей средой (т.е. с другими системами). Чем сильнее и сложнее взаимодействует система с окружающей средой, тем она активнее, т.е. тем больше вызовет количественных и качественных изменений в окружающей среде» (Савинов А.Б. //ХХIII Любищевские чтения. Современные проблемы эволюции. Ульяновск: УлГПУ, 2009).

«Активность адаптирующихся систем в первую очередь задается их управляющими элементами, но также зависит и от структурно-функциональных особенностей исполнительных элементов. В живых организмах как адаптирующихся системах главными управляющими являются элементы генотипа, нервной и гуморальной систем (лучше называть их подсистемами). Они определяют характер активности остальных (фенотипических) элементов организма, но деятельность последних в свою очередь диалектически корректирует активность управляющих элементов по каналам обратной связи (Савинов, 2006, 2007)» (Савинов А.Б. //ХХIV Любищевские чтения. Современные проблемы экологии и эволюции. Ульяновск: УлГПУ, 2010).

Полагаю, что при таком подходе к понятию «активность» нет оснований сравнивать «активность» с трансцендентными понятиями.

Статья А.В. Маркова, В.А. Анисимова и А.В. Коротаева «Гиперболический рост генома» знакомит нас с интересной проблемой возможной зависимости размера генома от уровня морфофизиологической организации (или сложности строения) организма. Читая эту статью, находишь не только анализ различных подходов к решению указанной проблемы, но оценку попутно возникающим дискуссионным вопросам, например, роли панспермии в возникновении жизни на Земле. Причем авторы не скрывают, что некоторые из них стоят на альтернативных позициях в отношении указанной гипотезы.

Второй раздел Альманаха («Специальные вопросы эволюционистики») открывает статья Л.Е. Гринина «Эволюция феномена славы-известности: от первобытности до современности». На мой взгляд, это одна из интереснейших публикаций второго раздела Альманаха. Автор статьи предпринял глубокий анализ исторического развития феномена славы-известности, который приобретает особую актуальность в современном информационном обществе. В статье анализируется роль указанного феномена, справедливо обосновываются опасные последствия его развития в настоящее время.

Несомненно, интересной для специалистов-лингвистов в указанном разделе явится статья С.А. Бурлака «Эволюция языка: почему к ней неприменим биологический подход?». Но рецензенту (как специалисту-биологу) оценить её трудно, поскольку статья насыщена терминами и концепциями, понятными в основном языковедам. Поскольку С.А.Бурлак строит свои исследования на междисциплинарном подходе (в частности, пытается оперировать понятиями эволюционной биологии), то хотелось бы надеяться, что в других, аналогичных публикациях автор, возможно, усилит компоненту «междисциплинарности» в плане понятности для эволюционистов-естественников.

Альманах завершают статьи А.И. Суладзе «Тридцать лет без Л.Ш. Давиташвили (1895–1977)» и Х.Й.М. Классена «Эволюционизм в развитии».

Первая статья – дань памяти выдающемуся грузинскому (советскому) эволюционисту Л.Ш. Давиташвили. Полагаю, что эта статья вызовет живой интерес как у маститых ученых-эволюционистов, так и у молодых ученых, поскольку в ней ярко охарактеризован всемирно известный эволюционист-палеонтолог и педагог, приведены многие автобиографические, к сожалению, мало известные факты, которые раскрывают нам личность выдающегося ученого, дают пример стиля научной деятельности.

Не менее интересен перевод статьи Х.Й.М. Классена «Эволюционизм в развитии», которая знакомит отечественных исследователей с мало известными этапами развития учения об эволюции социополитической организации государств.

Полагаю, что рецензируемая книга, как и предыдущий выпуск Альманаха, интересна и вносит заметный вклад в развитие эволюционистики.

Доцент, канд. биол. наук

А.Б.Савинов

 

назад

2017-06-28 09:53:21

*Имя:                         

Ученая степень:       

*E-mail:                     

*Комментарий:          

обновить картинку

*Текст с картинки:   

назад
© 2010-2011 Ёж-studio создание сайтов
Яндекс.Метрика